Skip to content

В. Борейко: «Мужчины, которые охотятся на крупных животных, испытывают проблемы с потенцией»

Лесной кот, тетерев, 200 зубров и даже 300 косолапых в результате бурной человеческой деятельности по истреблению братьев своих меньших, очевидно, скоро будут смотреть на нас только с книжных иллюстраций или фотографий в Интернете. О такой печальной, но реальной перспективе тех, кто все понимает, но ничего в свою защиту сказать не может, и о тех, кто поставил убийство Божьих тварей в Украине на поток, в интервью корреспонденту ГолосUA рассказал директор Киевского эколого-культурного центра, заслуженный природоохранник Украины Владимир Борейко.

— Владимир, скажите, кому в Украине мешает лось? Сейчас идут суды, была информация в СМИ, что его исключили из Красной книги…

— Лося из Красной книги не вычеркнули. Он находится в Красной книге Украины, идут два судебных разбирательства, мы в них принимаем участие, как стороны конфликта. А нужно это определенным богатым охотникам, которые продают для охоты на него лицензии. И делают на этом большой бизнес. Потому что лось ценится дороже всего. Это не заяц, не барсук, это не утка. Это самое крупное охотничье животное, и для бизнесменов от охоты это животное является большим соблазном, поэтому они пошли в атаку.

— А какова стоимость одной особи этого животного на рынке охотничьих трофеев?

— Цена может быть самая разная – от 20 до 100 тысяч гривен. Каждое охотничье хозяйство само решает, какую цену ставить. А для браконьеров самое ценное – это убийство. Для них убить муравья или лягушку неинтересно. А убить лося – это другое дело. Это люди с психологическими травмами. Потому что им важно убийство, как процесс, и за право убить они платят. У них же все есть, и мясо, и деньги, но им хочется убивать.

— Сколько сейчас лосей в Украине? Какая тенденция сложилась за последние годы?

— В 1991 году в Украине было порядка 15 тысяч единиц этого благородного животного. Сейчас официально в Украине поголовье сократилось до 6 500. То есть, на лицо сокращение популяции. С 2016 по 2017 годы численность упала на 160 голов. В общей сложности за последние 20 лет наблюдается негативная динамика. В то же время в соседней Беларуси, где территория меньше, сейчас около 40 тысяч лосей, в соседней Польше – 30 тысяч, в маленькой Латвии – 15 тысяч, в Швеции – 350 тысяч, и в Финляндии – 270 тысяч. Это говорит о том, что животное у нас на грани вымирания, по сути, его нет, оно выбито.

Кроме того, сократились и ареалы обитания. Если раньше эти млекопитающие жили практически по всей Украине, за исключением Крыма, то сейчас они обитают в основном в Полесье – это Волынская, Ровенская, Киевская, Черниговская и Сумская области. Поэтому вполне естественно, что ученые и активисты охраны природы хотят занести его в Красную книгу, чтобы прекратить отстрел. Ведь отстрел – это самое главное, что мешает ему жить.

Какие виды браконьерства в Украине еще распространены? Какие животные интересны браконьерам?

— Это краснокнижные виды – медведи, которых в Украине осталось около 300, это лесной кот, рысь, глухарь, тетерев, а также дельфины, осетры. Браконьерам интересны все крупные животные, тот же зубр. В Украине осталось 200 зубров, но на них охотятся – не ради мяса, а с целью убить. Как видите, несмотря на то, что эти животные находятся в Красной книге, их продолжают уничтожать.

— Чем отличаются охотники от браконьеров?

— Я не делаю между ними различия. Для меня браконьер – это охотник, которого еще не задержали на браконьерстве.

— Вот вы говорите, что убивают ради убийства. Но периодически в СМИ пишут, что поймали браконьеров, которые, к примеру, ловили рыбу. Это ведь не убийство в чистом его виде. Что здесь является побудительным мотивом?

— Мотивация, конечно, бывает разная. Я рассказал о браконьерах, которые убивают ради удовольствия. Это в основном богатые люди, прокуроры, милиция, судьи, депутаты, это работники Администрации Президента и Кабмина, это губернаторы, это бывшие Президенты Украины. Я сомневаюсь в том, что у всех этих людей не хватает мяса в рационе, и убивать несчастных животных для них — это вопрос выживания.

Те, кто убивает ради промысла, тоже не являются бедными и голодными. Для них это бизнес. Они часто поставляют мясо в рестораны. Они ездят на джипах, поэтому убивают не для того, чтобы поесть, а чтобы богатеть. У тех, кто ловит рыбу в крупных масштабах, ради бизнеса, такие катера, что никакая рыбная охрана их не догонит. Государство такие плавсредства купить не может. То есть, ловят рыбу не деды старые, а бандитские формирования, которые имеют большие деньги.

Третий вид браконьеров – это те, кому не на что жить. Но когда человеку не на что жить, то он заводит курочек и хрюшек. Я веду к тому, что в Украине сейчас не питаются за счет охоты. Это может быть на севере России, но не у нас. Украина – сельскохозяйственная страна, и все питаются за счет сельского хозяйства. То, что люди с голоду идут на охоту, – это фейк, созданный безграмотными журналистами.

Еще есть четвертая группа – это обыкновенные охотники, которые просто хотят стрелять. Они ничем не мотивированы, только своим внутренним желанием. Вот бежит животное, и они стреляют. И вот это самая большая группа браконьеров. Часто они не могут отличить краснокнижных животных. Вот есть внесенный в Красную книгу заяц беляк, и обычный заяц русак. И их многие путают. А с голубями и утками краснокнижными, вообще, проблема, их многие путают, ведь даже орнитолог не сразу может правильно определить их. Браконьеры же, вообще, стреляют все подряд, и обучить такую массу людей сложно, намного проще было бы забрать у них оружие.

— Скажите, каковы последствия деятельности браконьеров в Украине? О чем мы даже не догадываемся?

— О последствиях мы догадываемся. Но, к сожалению, журналисты не берут у профессионалов интервью на эти темы. Вы, наверное, за последние 5 лет первая, кто у меня берет интервью о браконьерах. Да, спросили пару раз несколько слов о лосе, и все.

Если говорить системно. Берем данные Госстата, и смотрим: две трети охотничьих животных занесены в Красную книгу. Две трети оставшихся охотничьих животных резко сократили свою численность – на 50-60%. То есть, их тоже нужно вносить в Красную книгу. Таким образом, у нас кроме кабанов практически все животные резко сокращают свою численность и идут в Красную книгу. Скажем, так лось попал в Красную книгу. Еще недавно тетеревов было много, а сейчас они тоже под охраной. Подобная история и у лесного кота. На самом деле – ситуация катастрофическая, и государственная статистика это доказывает.

— Государство принимает какие-то шаги? Вы говорите, что люди, призванные охранять животных, не оснащены техникой. Кто, вообще, охраняет животных в Украине сегодня?

— Государство не занимается ничем. Министерство экологии принимает какие-то решения, и то под нашим нажимом и давлением ученых. Вот, например, зубров в Украине осталось около 200. В той же Беларуси есть государственная программа и выделяются деньги на охрану зубра. В результате за последние 20 лет в Беларуси количество зубров достигло 1000, и страна сейчас занимает второе место в мире по их численности после Польши. А 20 лет назад второе место в мире занимали мы, тогда в Украине было 720 зубров. В итоге мы за 20 лет потеряли 520 зубров, а в Беларуси их умножили. В России тоже есть государственная программа по охране зубра. В Украине нет ни одной программы по охране того или иного краснокнижного животного: ни медведя, ни зубра, ни лося. И сколько мы письменно не обращались в Кабмин, нас не услышали, и даже в те времена, когда был доллар и газ дешевый, и мы дружили с Россией.

Нехватка техники для охраны животных – этот вопрос стар, как мир. Да, не хватает. Нет и бензина. Мне звонят из госэкоинспекции, просят забрать их ответ на наш запрос, потому что у них нет марок на конверты, чтобы этот ответ отправить. Понимаете глубину проблемы — нет марок на конверты. Я уже не говорю о подготовке кадров. Поэтому в Украине ничего нет, ничего не делается.

— Почему так происходит? Нет людей во власти, которые бы понимали проблемы, или они просто не хотят этого делать по другим причинам?

— Я думаю, что это объясняется прежде всего нежеланием СМИ об этом писать. Об этом нет ток-шоу, никто не устраивает публичные интервью. А если тема неинтересна для СМИ, то она не является интересной для общества, и, как следствие, для государственных чиновников. Нам с большим трудом удалось раскачать тему лося. В свое время мы смогли поднять тему истребления зубров. Тогда было отменено незаконное постановление Министерства экологии и Госкомлесхоза, разрешающее его истреблять под видом селекции. Государство утвердило незаконную инструкцию по уничтожению зубров. Тогда с помощью Генеральной прокуратуры нам удалось это решение отменить, но никто из тех, кто ставил свои подписи, не был наказан.

Также это вопрос практики. Если министр никогда не занимался экологией, его замы не знают, что это такое, то вряд ли можно что-то хорошее от них ожидать. При этом я не говорю, что Остап Семерак плохой министр, нет, наверное, он лучший из всех, кто был.

— Вы никогда не задумывались над тем, почему наше общество так холодно относится к проблемам животных?

— Думаю, это связано с национальным менталитетом. У нас менталитет, к сожалению, потребительский. Посмотрите, что делается в селах, как они жгут траву и рубят лес. На что стали похожи Карпаты? Это свои люди уничтожают, те, кто там живет. Они рубят лес, взрывают рыбу, вырывают подснежники и везут их на продажу. И все это наши люди, местные жители.

— Людям кажется, что этого добра у нас много?

— Это все психология. Людям кажется, что все, что за пределами их личного забора, – это все можно уничтожать и красть. Такого не может быть в Германии и Прибалтике, потому что там чтят закон. А у нас закон не чтят.

— Кстати, вы выше ссылались на данные Госстата… Насколько такая статистика правдива?

— Считают количество животных сами охотники. Они обязаны это делать. Понятно, то государственная статистика завышается. Например, волков у нас реально в два раза меньше, лосей тоже не 6000, а всего 3000. Хотя даже госстатистика показывает, что все очень плохо.

— Наказание за браконьерство в Украине достаточное?

— Этот вопрос не актуален. Для того, чтобы наказать браконьера, нужно составить протокол. А протокол составлять некому, на область по два экоинспектора, и в основном этим занимаются женщины. Кроме того, у экоинспекции нет денег на марки. Скажем, егеря в частных охотхозяйствах на богатых бизнесменов, которые приезжают охотиться, составлять протокол не будут. Наоборот, они будут делать все, чтобы получить от них побольше денег. Да, чужих браконьеров они выгонят, а своих наказывать не будут. Поэтому, когда говорят, что частное охотхозяйство – это здорово, я говорю, что это ложь, потому что частное охотхозяйство – это заповедное браконьерство, которое охраняется «холуями», чтобы организовывать охоту для важных людей.

Поэтому вопрос не в наказании и не в штрафах, а в том, что протоколы никто не составляет.

— То есть, экоинспекторов недостаточно?

— Да, их просто нет. Нет техники. Понимаете, это патрульные стоят в городе, могут палочкой махнуть, и нарушитель остановится. А экоинспектор должен неделю ездить по лесу. А бензина нет, машин нет, поэтому и желающих людей на такую работу, к тому же низкооплачиваемую, нет.

— О таком плачевном состоянии с охраной животных наверняка осведомлены за границей… Вы не знаете, к нам иностранцы на охоту приезжают?

 — Конечно, иностранцы приезжают. Например, по информации, они убили порядка 200 зубров. Есть даже фамилии этих людей. Они платят деньги охотничьим хозяйствам и приезжают убивать наших животных. Желающих там много.

— Как бы вы объяснили желание убивать животных?

— Потребность в насилии – это у отдельных людей. Был такой великий немецкий ученый-биолог и путешественник Бернхард Гржимек, который создал первый национальный парк в Африке и фильмы про диких животных снимал. У него есть статья, основанная на медицинских исследованиях, в которых сказано, что те, кто охотится на крупных животных-хищников: львов, леопардов, тигров, волков – это мужчины-импотенты. Вот и все. Таким образом эти мужчины реализуют себя. Нормальный мужчина, у которого все в порядке со здоровьем, не пойдет убивать животное, которое не может ему ничем ответить. Чем может ответить олень человеку, который приехал в лес с карабином на вездеходе? Ничем. Поэтому в убийстве животных нет ничего героического и мужественного. А они фотографируют себя на фоне убитых животных, демонстрируя дорогое оружие, выпячивая свои животы и дохленькие, тоненькие ручки, желая показать себя сильными мачо. Охотничьи журналы и телеканалы создают этим людям соответствующую ауру и мир, в котором они живут. Хотя на самом деле такие мужчины ущербные…

Comments are Closed on this Post