Skip to content

Украинский проект прозападных реформ висит на волоске, — Financial Times

Сейчас, спустя два года после протестов, которые свергли пророссийского президента Виктора Януковича, украинская революция столкнулась со своим главным парадоксом – многие из лидеров, которые поднялись благодаря ей, были ветеранами политической системы, в которой доминировали олигархи и которую революция должна была уничтожить. Киев находится в политическом брожении с тех пор, когда технократический министр экономики иностранного происхождения, Айварас Абромавичюс, ушел в отставку пять недель назад. Он утверждал, что соратники президента Петра Порошенко – сам бизнесмен-миллиардер – и премьер-министр Арсений Яценюк – еще один из лидеров протеста, и политический ветеран – блокировали реформы, чтобы сохранить доступ к прибыльным денежным потокам.

В результате господин Яценюк пережил вотум недоверия, и его рейтинг достаточно уменьшился. Украина в настоящее время колеблется на счет вопроса о назначении нового премьера и правительства – полностью неполитизированного, технократического правительства- свободного от любых корыстных интересов. Пока это только обсуждения, но возникает другой вопрос, объявлять ли досрочные выборы, с целью ускорить политическое обновление. На кону может быть будущее проекта прозападного реформирования Украины. Решение, которое будет принято в ближайшие дни, определит, продолжит ли пост-советская страна движение к интеграции с ЕС и более прозрачному, демократическому государственному управлению. Или же, как после “оранжевой революции” 2004 года, она скатится к коррупционному авторитаризму, типичному для большинства постсоветских государств.

«Украина пережила революцию, но не революционные изменения», – говорит Михеил Саакашвили, экс-президент Грузии, который провел про-демократическую революцию в 2003 и последующие реформы, а также был назначен г-ном Порошенко в качестве регионального губернатора в Украине. Господин Саакашвили открыл антикоррупционную кампанию и пытается распространить ее по всей стране, для таких же энтузиастов. Без изменений, которые могут почувствовать обычные украинцы, предупреждает господин Саакашвили, страна может почувствовать обратную негативную реакцию со стороны прозападных активистов – или «восстановление» старой, пророссийской системы.

В настоящее время он выступает за выборы, призывая к “еще одной попытке”, чтобы избавиться от корпоративных сетей интересов, в которых запутана вся политика. Противники и сторонники, все равно предполагают, что такое поведение связано с тем, что выборы смогли открыть для него путь на политическую арену Украины. Господин Яценюк, нынешний премьер, ясно дал понять в интервью Financial Times на прошлой неделе, что он борется, чтобы сохранить свою работу. Он утверждает, что его правительство уже сделало Украину “совсем другой страной”, чем два года назад, несмотря на споры с парламентом.

Один высокопоставленный посредник на политических переговорах считает, что вероятность назначения нового премьера равна 60%. Ведущий кандидат Наталья Яресько, родом из США, министр финансов, которая по словам политических инсайдеров, вела переговоры по этой должности и отметила, кого она включила бы в “команду мечты” технократического правительства. Госпожа Яресько высоко уважается среди международных партнеров Украины, таких как МВФ и инвесторов, в которых страна срочно нуждается, с целью восстановить экономику, разрушенную длительным небрежным управлением, войной с Россией на востоке и российскими торговыми ограничений.

Но многие в Киеве беспокоятся, сможет ли она и аполитичный кабинет, какими бы они ни были квалифицированными, действовать эффективно в водах украинской политики, которые кишат акулами.

«Технократическое правительство? Хорошо, отличная идея. Но как возможно убедиться, что оно будет иметь достаточную поддержку в парламенте?» – спрашивает Виктория Войцицкий, молодой депутат от про-реформськои партии Самопомощь. Другим кандидатом, который рассматривается на пост премьера, является Гройсман, спикер парламента. Считается, что г-н Гройсман – приближенное лицо господина Порошенко, и некоторые боятся, что в руках президента может сосредоточиться слишком много власти.

Парламент, избранный в октябре 2014 года, изначально рассматривался как реформистский, оказалась более непокорным, чем ожидалось, заблокировав 60% правительственных законопроектив. Одна половина мест состоит из нового, реформистского политического поколения, в частности, избранного по партийным спискам. Но другую его половину, как и раньше, составляют депутаты от одномандатных округов, где олигархи и другие заинтересованные влиятельные круги, способные купить места, “спонсируя” кандидатов и превосходя по расходам других.

Команды Порошенко и Яценюка выступают против досрочных выборов – не в последнюю очередь потому, что собственные рейтинги резко упали среди измученных падением экономики и войной украинцев. Они говорят, что любой новый парламент будет еще более раздробленным, поскольку популистские и радикальные партии набирают силу. Сергей Лещенко, ведущий журналист, специализирующийся на расследованиях и в настоящее время считающийся одним из молодых антикоррупционный крестоносцев парламента, предполагает, что даже правительство под руководством Яресько окажется лишь временным решением перед досрочными выборами. Он выступает за введение нового избирательного закона, реформирование финансирования партий и ввод так называемых «открытых партийных списков» – механизма, который позволит избирателям выбирать кандидатов, представляющих каждую партию. “Мы должны быть готовы к выборам в любой момент,” говорит он.

Нил Бакли и Роман Олеарчик, Financial Times
_ Перевод осуществлен при поддержке бюро переводов “Лев” _

COMMENT ON: Украинский проект прозападных реформ висит на волоске, — Financial Times

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *