Skip to content

С валюты сняли оковы

Национальный банк воспользовался ситуацией профицита валюты на рынке, чтобы смягчить валютные ограничения во внешнеэкономической деятельности и снять ряд запретов на вывод капитала иностранными инвесторами. Представители украинского бизнеса давно ждали этих послаблений, а участники фондового рынка рассчитывают на приход в страну новых инвесторов.

Валютное расслабление

Нацбанк решил не ограничиваться снижением учетной ставки – сегодня она опустилась на 0,5 процентных пункта (до 12,5%), и сделал новые шаги в валютной либерализации. «Правление Нацбанка уже считает возможным смягчение монетарной политики не только путем снижения учетной ставки, но и путем либерализации валютного регулирования. Мы сконцентрируемся на снятии барьеров для внешнеторговых операций и притока прямых иностранных инвестиций», – заявил и. о. главы Национального банка Яков Смолий.

Во-первых, регулятор увеличил срок возврата валютной выручки украинскими компаниями со 120 до 180 дней – максимальный срок, указанный в профильном законе. Вторая группа послаблений постановления № 41, которое сегодня вступило в силу, касается нерезидентов. Иностранные инвесторы смогут покупать валюту для вывода денег от продажи ценных бумаг украинских эмитентов, корпоративных прав, от уменьшения уставных капиталов предприятий, выхода из состава учредителей. «Мы будем следить, чтобы эти операции соответствовали определенному перечню условий», – предупредил Яков Смолий.

В-третьих, бизнес получил возможность досрочно погашать внешние кредиты и займы, если в качестве обеспечения расчетов по этим операциям (с использованием гарантий, резервных аккредитивов, через уполномоченные банки и/или иностранные банки) было предоставлено обязательство международных финансовых организаций.

Яков Смолий считает, что «эти меры не приведут к дестабилизации ситуации на валютном рынке». Обещанное накануне разрешение покупать валюту для расчетов с контрагентами вне зависимости от того, есть ли у предприятия валюта на счетах, так и не было принято. НБУ пока решил не отменять норму, согласно которой компания не может покупать валюту, если у нее на счетах более $100 тыс. Вероятно, снятие этого ограничения повлияло бы на курс гривны.

Прислушался Нацбанк и к банкам, пострадавшим от отключения Deutsche Bank лоро-счетов украинских банков. Им разрешили открывать корсчета в банках любой страны миры, а не только в странах с ликвидной конвертируемой валютой (США, ЕС и так далее). «Это будет способствовать упрощению условий для установления банками новых корреспондентских отношений с иностранными банками», – говорится в сообщении регулятора. С такой инициативой выступали небольшие банки, которые после сокращения корреспондентской сети иностранных банков фактически лишились возможности обслуживать 8% украинского экспорта и импорта.

Предприятия вздохнут спокойно

Компании, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью, уже заждались отмены валютных ограничений. По данным Центра экономической стратегии, за три года 4307 компаний попали под санкции (в частности, индивидуальное лицензирование ВЭД) из-за нарушения сроков расчетов, а каждая вторая компания нарушила сроки расчетов на сумму менее $50 тыс. «Теневые компании просто создают новую «прокладку», тогда как «белые» компании вынуждены обращаться за разрешением по каждой операции. Регуляции, которые выталкивают бизнес в офшоры, должны быть отменены», – считает заместитель исполнительного директора Центра экономической стратегии Мария Репко.

По мнению управляющего директора ИГ «Универ» Алексея Сухорукова, в жестком валютном регулировании заинтересован как раз олигархический бизнес: он получает коррупционные преимущества, заниженные цены объектов поглощения и приватизации, уменьшение конкуренции на внутреннем рынке, а также дешевую рабочую силу. «Повышение максимальный срок для расчета по операциям по экспорту до 180 дней будет способствовать росту несырьевого экспорта. Stekloplast, к примеру, был вынужден заморозить ряд экспортных проектов в прошлом году. Ведь длительность проекта – далеко не 10 дней. В прошлом году мы остеклили 14 девятиэтажных домов в Казахстане. Проект длился несколько месяцев. Мы вынуждены были обращаться в МЭРТ с просьбой пролонгации договорных обязательств. Это ручная процедура, которая оттягивала наши усилия от основного процесса – производства и монтажа конструкций. И это только один из примеров. Аналогичные сложности, спровоцированные регуляторными ограничениями, были практически по всем проектам», – приводит пример совладелец Stekloplast, член совета директоров СУП Наталья Еремеева.

Обратный эффект

Положительно оценивают предложения регулятора и представители фондового рынка: они не ожидают активизации вывода капитала нерезидентами после снятия ограничений. «Наоборот, чем меньше запретов на выход, тем больше желающих на вход», – считает Алексей Сухоруков. Инвесторы, которые хотели свернуть здесь бизнес, давно уже сделали это, например, путем перепродажи актива. В то же время наличие административных ограничений отпугивало новых инвесторов, которые готовы вкладывать в высокорисковые активы. По словам Алексея Сухорукова, нерезиденты проводят очень мало операций с ценными бумагами. Большинство активов в их портфелях (как правило, долговые бумаги) куплены еще до кризиса – они держат их до погашения.

Как сообщили в НКЦБФР, к началу 2017 года номинальная стоимость ценных бумаг, которые принадлежали нерезидентам, составляла 308 млрд грн (порядка $11,7 млрд). Наибольшая доля пакетов акций свыше 10% уставного капитала компаний принадлежала России (29,83%), Кипра (15,89%) и Люксембурга (5,4%). В топ-10 вошли также Нидерланды, Германия, Венгрия, Франция, Великобритания, Швеция и Польша.

Планы на будущее

Несмотря на то, что Нацбанк уже отменил существенную часть введенных в 2014 году ограничений, финансисты хотят большего. «Физлицам можно предложить возможность легально покупать на ведущих мировых биржах ценные бумаги инвестиционного качества без получения индивидуальных лицензий. Например, на сумму не более 50% полученного в Украине дохода за предыдущий год, но не более установленного Нацбанком порога, без обязательной репатриации инвестиции и дохода на них, а свыше 50% – с обязательно репатриацией», – предлагает Алексей Сухоруков.

Юрлицам он предлагает разрешить менять гривну на валюту напрямую между компаниями (а не только у банков). «Нужно снять все препятствия, которые мешают появлению инструментов хеджирования курса гривны, доступных как среднему и малому, так и крупному бизнесу», – говорит господин Сухоруков.

В поддержку инструментов хеджирования валютных рисков выступает и глава Совета НБУ Богдан Данилишин. «Наличие валютных рисков актуализирует необходимость создания условий и возможностей для хеджирования валютных рисков в стране, в частности путем обеспечения дальнейшего развития рынка производных валютных инструментов и распространения практики применения стандартизированных инструментов хеджирования валютных рисков – фьючерсов, а также усиления борьбы с непродуктивным оттоком капитала за счет задействования налоговых рычагов влияния и соответствующих мер по детенизации экономики», – предлагает он.

Виктория Руденко

COMMENT ON: С валюты сняли оковы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *