Skip to content

Протеже Кожина и Петрова украл миллиард

Чиновник-патриот Александр Нистратов разворовал «Квант-Н» и бежал в США.

Бывший глава управделами, а ныне помощник главы государства Владимир Кожин и экс-руководитель Росимущества, депутат Госдумы Юрий Петров будут проходить в деле о продаже комплекса зданий «Квант-Н» всего лишь как свидетели. Хотя очень трудно представить, что афера, в результате которой государство понесло убыток минимум в миллиард рублей, могла состояться без их участия. Косвенно в пользу этой версии говорит и тот факт, что здание бывшего проектного института было отчуждено в беспрецедентно короткие сроки — всего за два дня, а затем перепродано через десять дней. Вряд ли такое возможно, если не было предварительного сговора высокопоставленных госслужащих.

В то же время перед Останкинским судом предстали пять обвиняемых в «особо крупном мошенничестве» (ч. 4 ст. 159 УК РФ), среди них — два непосредственных подчиненных Кожина: бывшие директор ФГУП «Центр финансового и правового обеспечения» (ЦФПО) управления делами президента РФ Николай Скрыпников и его заместитель Александр Ведин. Кроме того, по делу проходят экс-гендиректор ОАО «Квант-Н» Андрей Гришин, гендиректор ООО «Стриктум» Анна Мягкова и гендиректор ООО «Темперанс» Станислав Коренков. Подсудимые Скрыпников и Мягкова уже около полутора лет находятся под стражей, а остальные три фигуранта — под домашним арестом. Всех пятерых обвинение считает исполнителями преступления. Организатором аферы с госнедвижимостью, по мнению следствия, являлся бывший помощник руководителя Росимущества Александр Нистратов. Он скрылся за границей в США и был объявлен в международный розыск. 

Адвокат Андрея Гришина, сообщил, что его подзащитный — единственный из всех подсудимых, кто частично признает свою вину, в то время как остальные ее отрицают. Защитник также отметил, что суд продлил всем фигурантам срок действия меры пресечения до конца августа. Похоже, что процесс ранее и не завершится. По данным «Ъ», только сторона обвинения заявила, что намерена вызвать и допросить в суде около 70 свидетелей, в том числе Кожина и Петрова. В свою очередь, и защита потребует допроса своих свидетелей. 

Напомним, это скандальное уголовное дело следственный департамент МВД возбудил летом 2015 года на основании материалов проверки, которую проводили оперативники управления «К» ГУЭБиПК МВД РФ. Также в следственные органы обратились и представители «Роскосмоса», в ведении которого ранее находилось ОАО «Квант-Н». В свое время эта компания, корпуса которой располагались в столице на 3-й Мытищинской улице возле станции метро «Алексеевская», занималась разработкой автономных источников энергообеспечения. Однако ситуация изменилась после того, как в 2011 году управделами президента РФ Владимир Кожин обратился к главе Росимущества Юрию Петрову с предложением передать «Квант-Н» в ведение ФГУП ЦФПО. Передача была произведена в кратчайшие сроки, а вскоре Николай Скрыпников заказал у оценщиков отчеты об определении рыночной стоимости помещений. По представленным ими тогда данным, цена превысила 700 млн рублей. Некоторое время спустя акции предприятия были проданы фирме «Темперанс», которая якобы выиграла конкурс на торгах у ООО «Стриктум», и теперь в корпусах размещается огромный бизнес-центр.

Следствие посчитало, что «цена является заниженной по отношению к достоверной рыночной стоимости». Последняя, по разным оценкам, ранее колебалась в пределах от 890 млн до 4 млрд рублей, в уголовном деле фигурирует сумма 1,76 млрд рублей. Соответственно, причиненный государству ущерб следствие оценило в 1 млрд рублей. Кстати, в арбитраже был инициирован процесс по признанию сделки по продаже зданий ничтожной для возврата недвижимости государству. 

Фигуранты этого дела, по некоторым данным, утверждали, что доверяли данным оценщиков и ничего противоправного не совершали. 

Отметим, что занимавшиеся этим делом следователи уже беседовали с экс-главой управления делами президента РФ Владимиром Кожиным, который ушел с этого поста в 2014 году, и бывшим руководителем Росимущества Юрием Петровым, который стал депутатом Госдумы в 2011 году (недавно единоросс переизбрался на новый срок). По некоторым данным, депутат Петров лично приехал к следователям в Газетный переулок. Впрочем, его показания оказались довольно скупыми и заняли всего несколько листов. По словам свидетеля, в Росимуществе у него было «восемь или девять заместителей, а также примерно десять советников и помощников». Одним из них являлся Александр Нистратов, с которым господин Петров познакомился, когда тот пришел работать в ведомство. Юрий Петров также рассказал о «Кванте-Н» и о том, что его передача ФГУПу проходила на основе письма Владимира Кожина, а документы готовили заместитель главы Росимущества Сергей Максимов и помощник Александр Нистратов. 

Владимир Кожин давал показания в администрации президента, куда специально приезжали следователи. Он отметил, что из всех фигурантов дела знаком только с Николаем Скрыпниковым. Всего же помимо ЦФПО в его ведении находилось около 100 различных учреждений и организаций. По словам Кожина, Скрыпникова ему рекомендовали «как грамотного юриста и профессионального управленца, что в целом он и подтвердил своей работой, отстаивая интересы государства в судах различных инстанций», а потому пользовался доверием руководителя управления делами президента. При этом непосредственную работу ЦФПО курировал один из заместителей Кожина, но кто именно, свидетель припомнить не смог, хотя и отметил, что «по отдельным важным вопросам» Николай Скрыпников мог работать с ним напрямую. С Юрием Петровым, заявил Владимир Кожин, у него были исключительно деловые отношения. Согласно показаниям свидетеля, именно Николай Скрыпников обосновал перед ним «экономическую целесообразность» передачи акций «Кванта-Н» в ведение управделами президента, однако позже он же сообщил господину Кожину, что с «Квантом-Н» «что-то не получается» — нет ожидавшихся инвестиций, а потому его лучше продать как неликвидный актив. Все сделки с акциями ОАО «Квант-Н», как считал тогда Владимир Кожин, производились в строгом соответствии с законом. Причем это в 2012-2013 годах, отметил свидетель, подтвердили проверки Счетной палаты и столичной прокуратуры, которые выявили лишь незначительные недостатки и нарушения, суть которых Владимир Кожин не помнит. 

В итоге следствие посчитало, что как господин Петров, так и господин Кожин подписывали связанные с «Квантом-Н» документы «в результате злоупотребления доверием и обмана, будучи не осведомленными о преступных намерениях соучастников». Кстати, следствием потерпевшей стороной по делу признана РФ в лице управделами президента. 

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», длительное расследование дела «Кванта-Н» объясняется тем, что после ареста экс-руководителя ГУЭБиПК Дениса Сугробова и десятка его подчиненных оперативные мероприятия были фактически свернуты — вернулись к ним сотрудники управления только в прошлом году.

COMMENT ON: Протеже Кожина и Петрова украл миллиард

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *