Skip to content

Избирательная добропорядочность

Избирательная добропорядочность

Последние протесты представителей общественных организаций под зданием Высшей квалификационной комиссии судей Украины, снова привлекли внимание к затянувшейся судебной реформе. Уже прошел установленный законодателем полугодовой строк на назначение судей Верховного Суда, но он так и не сформирован.

На данном этапе проходят пленарные заседания членов ВККСУ. На них рассматриваются кандидатуры в кассационные суды в составе Верховного суда, в отношении которых Общественным советом добропорядочности (ОСД) были предоставлены выводы об их несоответствии критериям профессиональной этики и добропорядочности.

В отношении 140 кандидатов на должность судьи ОСД предоставил выводы о не соответствии и еще в отношении порядка 110 кандидатов была направлена информация о наличии компрометирующих фактов. При наличии такого большого количества негативных выводов, возникает закономерный вопрос: неужели нет достойных представителей в стране или причины кроются в другом? Заставляет задуматься тот факт, что на первых пленарных заседаниях ВККСУ преодолела больше половины негативных заключений ОСД и подтвердила возможность претендентов совершать правосудие в Верховном суде. Благодаря открытости и публичности конкурса, любой желающий может ознакомиться как с ходом отбора, так и с указанными выводами и информацией ОСД.

Для полного и объективного анализа решений членов ОСД, изначально нужно понимать по каким критерия оценивались кандидаты и определялась добропорядочность человека. Но здесь возникает первая проблема — эти нормы невозможно найти, в Регламенте ОСД они отсутствуют. При расширенном поиске, удается лишь обнаружить обеспокоенные мнения специалистов о необходимости разработки методики оценивания и контроля ее исполнения. При этом, такое мнение не только у отечественных юристов. На днях эксперты Совета Европы презентовали Заключение относительно Регламента ОСД, в котором, автор профессор, доктор права Диана Ковачева, указала: «ни Закон не Регламент ОСД не содержат определения или разъяснения термина добропорядочности судьи, отсутствует перечень критериев такой оценки судьи или кандидата. Четкие и объективные критерии оценивания судей очень важны». В свою очередь, часть членов ОСД, в своих интервью заявляет, что такая методика не нужна, так как ответы лежат на поверхности.

Ознакомившись с заключениями и информацией по кандидатам, остановимся на наиболее характерных и распространенных решениях. Так, например, после изучения и рассмотрения материалов по кандидату Хановой Р.Ф., главе Донецкого апелляционного административного суда, была направлена информация о наличии компрометирующих фактов. В информации указывается, что при заполнении декларации кандидат утаила, что она участвовала в принятии решений предусмотренных ст. 3 Закона Украины «О возобновлении доверия к судебной власти в Украине». На протяжении полугода была членом 5-й судебной палаты Высшего административного суда Украины. Задекларировала в 2015 году недвижимое имущество на неподконтрольной Украине территории и не указала иное жилое помещение. В ОСД учли «заслуги кандидата в обеспечении доступа к правосудию во время оккупации частей Донецкой и Луганской областей и другую информацию о кандидате» и сочли возможным не выносить заключении о несоответствии кандидата. Для сравнения, в заключении о несоответствии судьи Смоковича М.И., указано, что кандидат на должности судьи ВАСУ принимал участие в вынесении сомнительных решений, но не указано, что кандидат инициировал подготовку проекта постановления пленума Высшего административного суда Украина по судебной практике о свободе мирных собраний, был членом рабочей группы парламента по подготовке законопроекта о свободе мирных собраний.

По решениям ОСД невозможно определить по каким критериям оцениваются заслуги кандидата, в каких случаях они учитываются при принятии решения, а в каких нет. Добропорядочность кандидата должна оцениваться в целом, с учетом всех его поступков. В противном случае, процесс оценки является односторонним и субъективным.

Изучая информацию по кандидатам ОСД, в обязательном порядке, оценивает недостоверность сведений в имущественных декларациях кандидатов и несоответствие способа жизни задекларированным доходам. При этом, в большинстве решений ОСД, анализируется только период указанный в декларациях начиная с 2014 года. При анализе не берется во внимание тот факт, что до этого периода кандидаты или их родственники занимались предпринимательской деятельностью. В декларации информация вносилась лично кандидатами и она может не соответствовать действительности. Так же возникает большое сомнение в компетенции самих членов ОСД в вопросах поиска незадекларированного имущества и доходов. В части случаев, при явных сомнениях и нарушениях, в ВККСУ была направлена только информация о претенденте (Коробенко Г.П., Хопта С.Ф., Дмитриченко Е.А., и др.) А в отношении другой части кандидатов делается вывод о несоответствии (Иванова Л.Б., Бершов Г.Е., Бринцев А.В.). Например, по кандидату Гетманцеву Т.А. было принято заключение о его несоответствии должности судьи всего лишь за «факт взаимосвязей кандидата с ООО «М.С.Л.», участником которого является кандидат». В заключении указано, что доля кандидата в уставном капитале составляла 0,02 %. В заключении акцентируется внимание на деятельности ООО «М.С.Л.», но не предоставляются доказательства непосредственного участия кандидата в такой деятельности. Отсутствуют иные доказательства действий кандидата, которые свидетельствуют о его недобропорядочности.

 Для объективности, о подходах и методике членов ОСД стоит судить по заключениям, которые они сделали по кандидатам. Так, например, кандидат Александр Баранец, получил заключение о несоответствии критериям профессиональной этики и добропорядочности всего лишь по одному случаю, когда он не разрешил фиксировать судебный процесс присутствующим в зале лицам, которые не являлись участниками процесса. Ссылаясь на единственную видеозапись, действия судьи члены ОСД посчитали нарушением Бангалорских принципов поведения судьи и норм ХПКУ. Хотя, согласно ст. 4-4 ХПКУ, рассмотрение дел в хозяйственных судах открытое, за исключением случаев, когда это противоречит требованиям по охране государственной, коммерческой или банковской тайны. А предоставленная видеозапись свидетельствует о том, что во время заседания могли быть разглашены сведения, которые составляют коммерческую тайну.

По таким же причинам, негативное заключение получил и Алейников В.О., судья центрального районного суда г. Николаева. Основываясь на данных, размещенных в Интернете заинтересованными лицами, члены ОСД сделали вывод, что единичного случая, когда судья не разрешил воспользоваться диктофоном слушателю в зале и вынес по этому вопросу отдельное определение, достаточно что бы обвинить его в «грубом и циничном произволе». Стоит отметить, что члены ВККСУ во время пленарного заседания, признали не достаточным единичного факта и подтвердили возможность кандидата на замещение должности.

Другого кандидата, судью Хозяйственного суда Харьковской области Алексея Бринцева, ОСД признала несоответствующим требованиям добропорядочности и профессиональной этики в связи с тем, что он пересекал государственную границу в направлении России, не указал данные сестры в Декларации семейных связей и в 2015 задекларировал данные о большом состоянии. Но, в дальнейшем сам кандидат пояснил, что до того как стать судьей, он занимался предпринимательской и адвокатской деятельностью и все «сомнительные» доходы были задекларированы. На момент заполнения декларации, сестра находилась в отпуске по уходу за ребенком и на тот момент правила не обязывали вносить ее в декларацию. А визиты кандидата в Россию носили исключительно частный порядок и никак не связаны с профессиональной деятельностью. В данном случае, не давая возможности пояснить и единолично принимая решение, ОСД лишает кандидатов права на защиту, права на объективное, всестороннее и полное рассмотрения информации относительно их личности.

Часто, при изучении информации о кандидатах, ОСД проводит анализ судебных решений. Что в принципе недопустимо, так как ОСД не наделен такими полномочиями и для этого существует порядок процессуального обжалования. ОСД делает выводы о том, как судья должен был себя вести в той или иной ситуации при принятии решения. Что является грубым нарушения принципа судебной независимости. Например, в случае с кандидатом Голубицким С.С., судьей Апелляционного суда Львовской области, члены ОСД анализировали вступивший в законную силу и не обжалованный приговор 2008 года. Кандидата обвинили в том, что «хотя кандидат не был председательствующим в судебном заседании, однако, он не воспользовался правом на изложение особого мнения по этому делу». А в случае признания несоответствия должности кандидата Конюшка К.В., ОСД наоборот признал причиной несоответствия — участие кандидата в принятии спорного решения, но не проанализировала, что именно кандидат был единственным судьей, который не согласился с решением и изложил это в отдельном мнении. Таким же образом было преодолено негативное заключение еще по трем кандидатам на должность судьи, по которым ОСД счел достаточным основанием дня признания кандидата недостойным, наличия обращения по его решению в Европейский суд по правам человека. И в данном случае члены ОСД посчитали не нужным изучать решения Европейского суда, проявив избирательность в своих решениях.

Часть принятых ОСД решений формально возможно разделить на группы. Отдельную группу составляют кандидаты, в отношении которых есть информация о пересечении ими или их родственниками границы с РФ. При этом в большинстве случаев, цели таких визитов не анализируются. Указывается информация о пересечении границы или зоны АТО, но анализ причин визита и возможных их последствий не оценивается. Свобода передвижения гарантирована Конституцией Украины, и указанное право кандидатам не ограничивалось.

В решениях ОСД указывается, что кандидаты должны были учитывать общественно-политическую обстановку в стране. Но сам факт пересечения границы, без дополнительных доказательств, не свидетельствует о наличии влияния на кандидата со стороны спецслужб и о его недобропорядочности. Для примера, в отношении кандидата Ждановой В.С. было принято заключение о несоответствии ее должности в связи с тем, что, якобы, в день принятия судебного решения она находилась не на рабочем месте, а на временно оккупированных территориях. В заключении указывается дата пересечения блокпоста, которая совпадает с датой принятия решения. Но не проверено время пересечения поста. В дальнейшем было установлено, что кандидат пересекала блокпост в вечернее, послерабочее время. И как результат негативное заключение было отменено самим же ОСД.

В отдельную группу возможно отнести кандидатов, которые попали в «черный» список ОСД на основании уголовного производства Генеральной прокуратуры Украины по незаконному вмешательству в работу автоматизированной системы документооборота Высшего хозяйственного суда Украины. Ссылаясь на справку ГПУ, о наличии более 21 000 случаев вмешательства в работу АСДОС, в ОСД отмечают, что кандидаты не являются подозреваемыми или свидетелями по делу, но такое количество вмешательств «дает возможность предположить, что кандидату было известно о существующей практике». При это совсем абсурдно выглядит утверждение, которое содержится в большинстве заключений: «ОСД не делает выводов о причастности кандидата к указанным выше преступлениям. Однако у Общественного совета добропорядочности отсутствует какая-либо информация о том, как кандидат противодействовал преступлениям, отстаивал собственную независимость и независимость судебных органов». Согласно ст. 41 УК Украины, если лицо не осознавало преступного характера приказа или распоряжения, то такое обстоятельство исключает преступность деяния. Но даже в этом конкретном случае ОСД не может выработать единой позиции, определить критерии оценки. Так, в идентичных ситуациях, в отношении части кандидатов принимается заключение о несоответствии (например Бакулина С.В), в отношении других – ОСД подается всего лишь информацию (Студенц В.И., Ткаченко Н.Г.). Возможно, причинной такого пристального внимания является тот факт, что указанное уголовное производство возбуждено по заявлению координатора ОСД, действующего адвоката Виталия Титыча.

Еще одну группу составляют кандидаты, в отношении которых или их родственников есть информация о членстве в КПСС. Не зависимо от времени, продолжительности, причин членства, такая информация в обязательном порядке направляется в ВККСУ. При этом указывается, что эту информацию необходимо учесть при изучении личности кандидата, но не указывается, каким образом эта информация влияет на оценку добропорядочности отдельного кандидата.

Опасение вызывает отмена ОСД собственных заключений. Как исправления и признание допущенных ошибок – это позитивная тенденция. Но в ряде случаев (например, отмена заключения по Берназюк Я.А., Бутырскому Р.А.), на основании формальных пояснений кандидатов, без объективного обоснования ОСД отменила свои заключения. Сам факт не окончательного характера решения, возможности его самостоятельной отмены, дает возможность осуществлять давление на судей и применять различные коррупционные схемы.

С точки зрения членов ОСД и ряда общественных организаций заключения ОСД носят абсолютный характер, окончательны и несогласие с ними – это угроза реформе. Оправданная критика, рекомендации воспринимаются как агрессия. Но тот факт, что ОСД отменяет свои заключения, уже свидетельствует о возможности ошибки. К негативным явлениям, в данном случае, необходимо отнести пикетирование и другие общественные мероприятия. Общественное мнение используется как инструмент давления на ВККСУ для принятия решения по кандидатам. Именно такой подход является опасным, так как исключение возможности вето со стороны ВККСУ, дает возможность ОСД безгранично влиять на прохождение конкурса, путем бесконтрольного отсеивания кандидатов по критерию недобропорядочности.

Анализ информации и заключений ОСД свидетельствует о их неполноте и необоснованности. В большинстве случаев проверка проводится неполно, на основании сомнительных источников. В результате отсутствия единой методики, критериев анализа и оценки допускаются различные по сути заключения в идентичных ситуациях. Члены ОСД не учитывают тот факт, что оцениваемые кандидаты являются юристами, с большим опытом работы. И даже, если кандидат не соответствует критериям добропорядочности, то такой поверхностный подход к сбору доказательств, приведет к отмене решения. На сайте движения «Честно. Фильтруй суд» указывается что «ОСД это инструмент влияния на конкурс». Возможно, в этом и кроется ошибка членов ОСД, ведь последняя создавалась для содействия и помощи в отборе кандидатов. Но такой непрофессиональный подход к выполнению возложенных задач приводит к затягиванию реформы и недопустимому влиянию на судей.

Сергей Козорез, адвокат

COMMENT ON: Избирательная добропорядочность

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *